Может ли быть аллергия на инсулин

В настоящее время все препараты инсулина высокоочищенные, т.е. практически не содержат белковых примесей, и потому обусловленные ими иммунные побочные реакции (аллергия, инсулинорезистентность, липоатрофия в местах инъекции) в настоящее время встречаются редко. Вместе с тем сообщения об аллергии к инсулину и инсулинорезистентности ко всем новым типам инсулинов (человеческим и аналогам) продолжают поступать[1]. Проявления иммунных реакций на человеческий инсулин и его аналоги (короткие и пролонгированные) не отличаются, поскольку модификация молекулы инсулина человека не затрагивает его иммуногенных участков.

Несмотря на относительно высокую частоту обнаружения аутоантител к инсулину при СД1, частота иммунных осложнений инсулинотерапии при СД1 и СД2 практически не отличается.

Если с пристрастием и ежедневно изучать воспалительные реакции в месте введения современных инсулинов, то в первые 2—4 недели лечения их можно отметить в 1—2% случаев, которые в течение ближайших 1—2 месяцев спонтанно исчезают у 90% больных, а у остальных 5% больных — в течение 6—12 мес. Выделяют три типа местных аллергических реакций и системную реакцию на препараты инсулина, причем симптомы аллергии на новые препараты инсулина остаются те же, что и прежде на животные[2]:


—        местная немедленная воспалительная с волдырными высыпаниями: в течение ближайших 30 минут после введения появляется воспалительная реакция в месте введения, которая может сопровождаться болью, зудом и волдырями и исчезает в течение часа. Эта реакция может сопровождаться повторным развитием в месте инъекции воспалительных явлений (боль, эритема) с пиком через 12—24 часа (бифазная реакция);

—        феномен Артюса (реакция на накопление в месте введения инсулина комплексов антиген—антитело): умеренно выраженное воспаление в месте введения инсулина через 4—6 часов с пиком через 12 часов и характеризуется локальным поражением мелких сосудов и нейтрофильным инфильтратом. Наблюдается очень редко;

—        местная замедленная воспалительная реакция (туберкулинового типа): развивается через 8—12 часов после введения с пиком через 24 часа. В месте инъекции возникает воспалительная реакция с четкими границами и обычно с вовлечением подкожно-жировой клетчатки, болезненная и часто сопровождающаяся зудом и болью. Гистологически выявляются периваскулярное скопление мононуклеоцитов;


—        системная аллергия: в ближайшие минуты после введения инсулина развивается крапивница, ангионевротический отек, анафилаксия и другие системные реакции, которые, как правило, сопровождаются местной реакцией немедленного типа.

Вместе с тем гипердиагностика аллергии к инсулину, особенно немедленного типа, как показывает клинический опыт, довольно распространена — в нашу клинику с диагнозом «аллергия к инсулину», которая послужила поводом для отказа от инсулинотерапии, поступает примерно 1 больной в полгода. Хотя дифференциальная диагностика аллергии к препарату инсулина от аллергии другого генеза труда не составляет, поскольку имеет характерные отличительные черты (специфические симптомы). Проведенный мной анализ аллергических реакций[3] к препаратам инсулина более чем за 50 лет практики инсулинотерапии показал, что системной аллергической реакции немедленного типа на инсулин (типа крапивницы и т.п.) не бывает без проявлений аллергии в месте введения препарата (зуд, покраснение, волдырные высыпания и т.п.). Она развивается не ранее чем через 1—2 недели от начала инсулинотерапии, когда в достаточной степени возрастает в крови содержание IgE антител к инсулину (реагинов), которые не блокируются у некоторых больных содружественным, но недостаточным ростом антител класса IgM и IgG[4].


если сомнения в диагнозе аллергии остаются, то следует провести обычный внутрикожный тест с препаратом инсулина, который считается аллергенным для больного, причем для этого не нужно разводить инсулин, так как анафилактических реакций даже в сомнительных случаях не бывает. В случае аллергии к инсулину немедленного типа в месте внутрикожного введения инсулина примерно через 20 минут появляются зуд, покраснение, волдырь, иногда с псевдоподиями и т.п. Тест на аллергию немедленного типа считается положительным при появлении волдыря в месте внутрикожного введения размером более 5 мм, и реакция считается выраженной при волдыре размером более 1 см. Для исключения всех типов местных аллергических реакций за местом внутрикожного введения инсулина нужно наблюдать первые 20 минут после инъекции, через 6 часов и через 24 часа. Если аллергия подтверждается, то проводят тестирование с другими препаратами инсулина и выбирают для продолжения лечения наименее аллергенный для больного. Если такого инсулина нет и местная реакция выражена, то уменьшают дозу инсулина, вводимого в одно место: разделяют необходимую дозу на несколько мест введения или назначают лечение дозатором инсулина[5]. Рекомендуют во флакон с инсулином добавлять дексаметазон (1—2 мг дексаметазона на 1000 ед./флакон). Назначают системные антигистаминные препараты. Я, например, готовил ex tempore раствор инсулина с 0,1 мл 1%-ного димедрола и вводил его подкожно с неплохим результатом. В отличие от пипольфена он не вызывал помутнения раствора с инсулином. При выраженной местной реакции немедленного типа помогает и внутрикожная гипосенсибилизация. Указанные методы лечения обычно временные, поскольку в ближайшие месяцы местная аллергия к инсулину исчезает на фоне продолжения лечения инсулином.


В случае подтверждения системной аллергической реакции на инсулин при внутрикожном тестировании проводят внутрикожную гипосенсибилизацию инсулином, которая может занимать от нескольких дней до месяцев, если нет срочной необходимости вводить полную дозу инсулина (диабетическая кома или выраженная декомпенсация диабета, чреватая быстрым развитием диабетической комы). Предложено много методов внутрикожной гипосенсибилизации инсулином (фактически иммунизация инсулином), в значительной степени отличающихся темпом наращивания внутрикожной дозы инсулина. Темп гипосенсибилизации в случае тяжелых аллергических реакций немедленного типа определяется в первую очередь реакцией организма на повышение дозы инсулина. Иногда предлагается начинать с очень высоких, практически гомеопатических, разведений (1:100 000, например). Методики гипосенсибилизации, используемые и сегодня в лечении аллергии на препараты инсулина человека и аналогов инсулина человека, описаны давно[6], в том числе и в моей докторской диссертации, где представлены результаты моего лечения около 50 случаев тяжелой аллергической реакции немедленного типа на все тогда производившиеся препараты инсулина. Лечение чрезвычайно обременительное как для больного, так и врача, иногда затягивающееся на несколько месяцев. Но в конечном счете удалось избавить от тяжелой системной аллергии к инсулину всех обратившихся за помощью больных.


И, наконец, как лечить аллергию к инсулину, если она отмечается на все препараты инсулина, а инсулин больному необходим срочно по жизненным показаниям? Если больной находится в диабетической коме или прекоме, то инсулин назначают в необходимой для выведения из комы дозе, даже внутривенно, без какой-либо предварительной гипосенсибилизации или введения антигистаминных препаратов или глюкокортикоидов. В мировой практике инсулинотерапии описано четыре таких случая, в двух из которых инсулинотерапия проводилась, несмотря на аллергию, и больных удалось вывести из комы, причем у них не развивалось анафилактической реакции, несмотря на внутривенное введение инсулина. В двух других случаях, когда врачи воздержались от своевременного введения инсулина, больные погибли от диабетической комы.

Подозрение на аллергию к препарату человеческого инсулина или аналогу человеческого инсулина у больных, поступивших в нашу клинику, пока ни в одном случае не подтвердилось (в том числе и при внутрикожном тестировании), и больным был назначен необходимый препарат инсулина, без каких-либо аллергических последствий.

Иммунная инсулинорезистентность к современным препаратам инсулина, которую вызывают IgM и IgG антитела к инсулину, встречается исключительно редко, и потому прежде всего нужно исключить псевдоинсулинорезистентность. У нетучных больных признаком умеренно выраженной инсулинорезистентности является потребность в инсулине 1—2 ед./кг массы тела, а тяжелой — более 2 ед./кг. Если назначенный больному инсулин не оказывает ожидаемого сахароснижающего действия, то сначала нужно проверить:


—        исправность инсулиновой ручки;

—        адекватность разметки инсулинового шприца концентрации инсулина во флаконе;

—        адекватность картриджа инсулиновой ручке;

—        срок годности вводимого инсулина, а если срок подходящий, то все равно сменить картридж (флакон) на новый;

—        проконтролировать лично методику введения инсулина больным;

—        исключить заболевания, повышающие потребность в инсулине, в основном воспалительные и онкологические (лимфома);

Если все вышеописанные возможные причины исключены, то поручить вводить инсулин только постовой сестре. Если все эти меры не улучшат результатов лечения, тогда можно предположить наличие у больного истинной иммунной инсулинорезистентности. Обычно она в течение года, редко 5 лет, исчезает без всякого лечения.


Диагноз иммунной инсулинорезистентности желательно подтвердить исследованием антител к инсулину, которое, к сожалению, не является рутинным. Лечение начинают со смены вида инсулина — с человеческого на аналог человеческого инсулина или наоборот, в зависимости от того, на каком лечении находился больной. Если смена вида инсулина не помогает, назначается иммуносуппресивная терапия глюкокортикоидами. У 50% больных эффективны высокие дозы глюкокортикоидов (стартовая доза преднизолона — 40—80 мг), лечение которыми проводят 2—4 недели. Госпитализация для лечения иммунной инсулинорезистентности обязательна, поскольку возможно драматическое снижение потребности в инсулине, требующее немедленной коррекции.

Если иммунная инсулинорезистентность встречается редко, то при СД2 снижение чувствительности к биологическому действию инсулина («биологическая» инсулинорезистентность) является его неотъемлемой чертой. Однако доказать клинически приемлемым методом эту биологическую инсулинорезистентность у больных СД2 довольно трудно. Как указано выше, резистентность к инсулину оценивается сегодня по его потребности на 1 кг массы тела. С учетом того что подавляющее большинство больных СД2 — тучные, то расчет инсулина на 1 кг их повышенной массы тела обычно укладывается в «нормальную» чувствительность к инсулину. Следует ли оценивать чувствительность к инсулину по отношению к идеальной массе тела у тучных больных — умалчивается.


орее всего, нет, поскольку жировая ткань является инсулинозависимой и требует для поддержания своей функции определенной доли секретируемого инсулина. С терапевтической точки зрения вопрос о диагностическом критерии инсулинорезистентности у больных СД2 неактуален до тех пор, пока у них не подозревается иммунная инсулинорезистентность к препарату инсулина. Вероятно, у больных СД2 можно воспользоваться старым критерием инсулинорезистентности — суточная доза инсулина более 200 ед., что может быть поводом для проведения дифференциальной диагностики иммунной и биологической инсулинорезистентности, хотя бы по такому косвенному в данном случае критерию, как антитела к инсулину в сыворотке крови больного. Следует заметить, что критерий инсулинорезистентности 200 ед./сут был введен в результате ошибочных рассуждений. В ранних экспериментальных исследованиях на собаках было установлено, что суточная секреция инсулина у них не превышает 60 ед. Рассчитав потребность инсулина у собаки на 1 кг массы ее тела, исследователи с учетом средней массы тела человека сделали заключение, что в норме у человека секретируется 200 ед. инсулина в сутки. В дальнейшем было установлено, что и у человека суточная секреция инсулина не превышает 60 ед., но от критерия инсулинорезистентности 200 ед./сут клиницисты так и не оказались.

Развитие липоатрофии (исчезновение подкожно-жировой клетчатки) в месте введения инсулина также связано с антителами к инсулину, относящихся главным образом к IgG и IgM, и блокирующим биологическое действие инсулина.


и антитела, накапливаясь в месте инъекции препарата инсулина в высоких концентрациях (за счет высокой концентрации антигена инсулина в месте введения), начинают конкурировать с рецепторами к инсулину на адипоцитах. В итоге липогенный эффект инсулина в месте введения блокируется, и жир из подкожно-жировой клетчатки исчезает. Это удалось косвенно доказать[7] при иммунологическом обследовании детей, больных диабетом и липоатрофиями, в месте введения инсулина — титр антител к инсулину у них просто «зашкаливал». Понятна, исходя из сказанного, эффективность в лечении липоатрофии смены вида инсулина с препарата свиного инсулина на препарат инсулина человека: антитела, выработанные на свиной инсулин, не взаимодействовали с инсулином человека и снималось их блокирующее инсулин действие на адипоциты.

В настоящее время липоатрофии в местах инъекции инсулина не наблюдаются, но если бы они и возникли, то, я считаю, эффективной была бы уже замена человеческого инсулина на аналоги инсулина человека и, наоборот, в зависимости от того, на каком инсулине развилась липоатрофия.

Однако проблема местных реакций на препарат инсулина не исчезла. Так называемая липогипертрофия все еще наблюдается и связана не с гипертрофией адипоцитов, как, казалось бы, следует из названия, а с развитием рубцовой ткани в месте подкожной инъекции, причем мягкоэластической консистенции, имитирующей локальную гипертрофию подкожно-жировой ткани.


нез этой побочной реакции неясен, как и генез любого келоида, но механизм, вероятно, травматический, поскольку эти участки возникают прежде всего у лиц, редко меняющих место введения инсулина и иглу для инъекций (ее необходимо выбрасывать после каждой инъекции!). Поэтому рекомендации очевидны — избегать введения инсулина в липогипертрофический участок, тем более что всасывание инсулина из него оказывается сниженным и непрогнозируемым. Обязательно менять каждый раз место введения и иглы для введения инсулина, которыми больные должны быть обеспечены в достаточном количестве.

И, наконец, наиболее трудно дифференцируемы воспалительные реакции в месте введения инсулина, которые обычно проявляются уплотнениями в подкожно-жировой клетчатке, возникающими на следующий день после инъекции и медленно в течение дней или недель рассасывающимися. Ранее все они обычно относились к аллергическим реакция замедленного типа[8], но с учетом высокой очистки препаратов инсулина больше их таковыми не считают. Их можно охарактеризовать таким достаточно размытым термином, как «раздражение», или более профессиональным — «воспаление» — в месте введения инсулина. Пожалуй, можно указать две наиболее распространенные причины этих местных реакций. Прежде всего, это введение холодного препарата инсулина, вынутого из холодильника непосредственно перед инъекцией. Следует обратить внимание больного, что флаконы (инсулиновая ручка с картриджем), используемые для инсулинотерапии, следует хранить при комнатной температуре. Качество препарата инсулина при этом не пострадает, особенно если придерживаться общего правила, что флакон (картридж) используют не более месяца и выбрасывают по истечении этого срока, даже если инсулин в нем остался.

Другая причина местных воспалительных реакций связана с «кислотностью» препарата инсулина. Первые препараты инсулина были «кислыми» по составу, поскольку только в такой среде инсулин не кристаллизуется. Однако кислые растворы вызывают поражение тканей и, соответственно, воспалительные реакции в месте инъекции. Химики потратили немало усилий, чтобы приготовить «некислые», так называемые «нейтральные», препараты инсулина, в которых он оставался полностью растворенным. И почти (!) все современные препараты инсулина нейтральны, за исключением препарата Лантус, в котором пролонгирование обеспечивается именно кристаллизацией инсулина. Из-за этого на его введение чаще, чем на другие препараты, развиваются местные воспалительные реакции. Метод лечения — вводить инсулин в глубокие слои подкожно-жировой клетчатки, чтобы воспаление не проявлялось на коже, что доставляет наибольшее беспокойство. На эффекте лечения эти реакции не сказываются, и в моей практике они ни разу не стали поводом для смены препарата, т.е. реакции выражены достаточно умеренно.

Мы провели специальное исследование[9], направленное на выяснение вреда нерегулярной смены инсулиновой иглы после каждой инъекции инсулина, и установили, что неприятные ощущения во время и в месте введения инсулина возникают тем чаще, чем реже меняют иглу для инъекций (табл. 3).

Таблица 3

Зависимость болевых ощущений в месте введения инсулина
от частоты смены игл для инъекций инсулина

Больные, которые меняли иглу

Число (%) больных, которые испытывали боль при инъекции инсулина на 1—7-й день наблюдений

1-й день

4-й день

7-й день

Перед каждой инъекцией инсулина

1 (6)

4 (27)

4 (27)

На 4-й день

2 (13)

10 (67)

9 (60)

На 7-й день

2 (13)

7 (47)

10 (67)

 

Что не случайно, если учесть характер изменения иглы при повторном ее использовании. Следует заметить, что фирмой-производителем разработана специальная технология изготовления атравматичных инсулиновых игл. Однако после первой же инъекции игла теряет атравматичные свойства, при частом использовании становится и вовсе непригодной

Инфицирование иглы встречалось тем чаще, чем реже ее меняли (табл. 4). Но у некоторых больных игла оказывалась инфицированной после первой же инъекции.

Таблица  4

Характеристика микробной флоры,
выявленной на использованных иглах Micro-Fine Plus

Виды микроорганизмов
на игле

Частота (число больных), у которых выявили микробы
на игле для инъекций, в зависимости от кратности использования иглы

Однократно

12 раз

21 раз

Staphylococcus koar-(Hly+)

27 (4)

0 (0)

33 (5)

Corinebact. spp

6 (1)

0 (0)

Грам+ палочка

0 (0)

0 (0)

6 (1)

Рост микробной флоры

26

8

40

Совершенно новым, ранее не встречавшимся побочным эффектом инсулинотерапии, индуцированным новыми технологиями производства препаратов инсулина, стала массовая инсулинофобия — боязнь лечения определенными препаратами инсулина, распространенная среди широких масс населения. В качестве примера можно привести отказ от лечения свиным инсулином по религиозным соображениям. В свое время, главным образом в США, была развернута кампания против генно-инженерных инсулинов в рамках протеста против генно-инженерных продуктов в принципе. Можно также указать и другие причины и следствия массовой инсулинофобии, которые детально изложены в моей книге — «Массовая инсулинофобия» (2005) и с электронной версией которой можно ознакомиться в Интернете по адресу http://www.diabet.ru/books/Insulin-phobia.pdf.

Возврат к списку

www.diabet.ru

Причины аллергии на инсулин

В лечении сахарного диабета используются различные препараты инсулина (бычий, свиной, человеческий), различающиеся по степени очистки и содержанию белковых или небелковых примесей. В основном аллергические реакции возникают на сам инсулин, значительно реже – на протамин, цинк и другие вещества, содержащиеся в лекарственном препарате.

Наименьшее количество аллергических реакций отмечается при использовании различных видов человеческого инсулина, наибольшее – при введении инсулинов животных. Самый иммуногенный – бычий инсулин, отличие которого от человеческого наиболее выражено (два других аминокислотных остатка A-цепи и один – B-цепи). Меньшая аллергенность – у свиного инсулина (отличие лишь по одному аминокислотному остатку B-цепи). Число случаев аллергии на инсулин значительно уменьшилось после внедрения в клиническую практику высокоочищенных инсулинов (содержание проинсулина меньше 10 мкг/г).

Повышенная чувствительность к вводимым препаратам формируется при участии антител различных классов. Ранние местные аллергические реакции и анафилаксия обычно обусловлены иммуноглобулинами E. Возникновение местных реакций через 5-8 часов после введения препаратов инсулина и развитие инсулинорезистентности связаны с IgG. Аллергия на инсулин, развивающаяся через 12-24 часа после введения препарата, обычно свидетельствует об аллергической реакции замедленного типа (на сам инсулин или на присутствующий в препарате цинк).

Развитие местных реакций может быть связано с неправильным введением лекарственных средств (внутрикожно, толстой иглой и связанной с этим чрезмерной травматизацией кожных покровов, неправильный выбор места для инъекции, сильно охлажденный препарат и т. п.).

Симптомы аллергии на инсулин

Аллергия на инсулин чаще проявляется развитием легких местных реакций повышенной чувствительности, которые могут возникать через 0,5-1 час после введения препарата и быстро исчезают (ранние реакции), или через 4-8 часов (иногда через 12-24 ч) после инъекции – отсроченные, поздние реакции, клинические проявления которых могут сохраняться в течение нескольких суток.

Основные симптомы местной аллергической реакции – покраснение, отечность и кожный зуд в месте инъекции. Зуд может быть локальным, умеренным, иногда он становится нестерпимым и может распространяться на соседние участки кожи. В части случаев на кожных покровах отмечаются следы расчесов. Иногда в месте введения инсулина может появляться уплотнение, возвышающееся над кожей (папула) и сохраняющееся в течение 2-3 суток.

В редких случаях длительное введение препаратов инсулина в одну и ту же область тела может приводить к развитию местных аллергических осложнений по типу феномена Артюса-Сахарова. При этом зуд, болезненное уплотнение в месте инъекции может появиться через 3-5-10 дней после начала введения инсулина. Если инъекции продолжают делать в ту же область, формируется инфильтрат, который постепенно увеличивается, становится резко болезненным и может нагнаиваться с образованием абсцесса и гнойных свищей, повышением температуры тела и нарушением общего состояния больного.

Аллергия на инсулин с развитием системных, генерализованных реакций встречается у 0,2% больных сахарным диабетом, при этом чаще клинические симптомы ограничиваются появлением крапивницы (гиперемия, зудящие волдыри в месте введения препарата), еще реже – развитием ангионевротического отека Квинке или анафилактического шока. Системные реакции обычно связаны с возобновлением инсулинотерапии после длительного перерыва.

Диагностика аллергии на инсулин

Диагностика аллергии на инсулин основана на тщательном изучении данных аллергологического анамнеза (конкретная связь между введением препаратов инсулина и появлением симптомов гиперчувствительности), характерной клинической картине, данных осмотра пациента врачом аллергологом-иммунологом, эндокринологом, дерматологом и другими специалистами.

Проводятся стандартные клинические исследования для оценки общего состояния организма и уровня компенсации сахарного диабета, определяется уровень общих и специфических иммуноглобулинов, а также другие исследования, используемые в аллергологии для исключения аллергических реакций другой этиологии.

В специализированных учреждениях могут проводиться кожные аллергопробы с введением микродоз различных видов инсулина. При внутрикожной пробе вводится раствор инсулина в дозе 0,02 мл (разведение 0,004 ед/мл), кожная реакция оценивается через час по выраженности гиперемии и размеру появившейся папулы.

Аллергию на инсулин необходимо дифференцировать с другими аллергическими заболеваниями, псевдоаллергическими реакциями, вирусными инфекциями, кожными заболеваниями, кожным зудом при почечной недостаточности и лимфопролиферативных заболеваниях, новообразованиях.

Лечение аллергии на инсулин

Если аллергия на инсулин проявляется легкими местными гиперреакциями, которые быстро (в течение нескольких минут, максимум в течение часа) проходят самостоятельно, дополнительных лечебных мероприятий не требуется. Если изменения сохраняются длительно, становятся более выраженными после каждого введения инсулина, необходимо назначение антигистаминных препаратов, а инъекции инсулина рекомендуется делать в разные участки тела дробными дозами.

Если аллергия на инсулин сохраняется, необходимо использование свиного или человеческого инсулина, в котором отсутствует цинк. Оптимальным будет полный переход на введение очищенного человеческого инсулина.

При развитии системных реакций (крапивница, отек Квинке, анафилаксия) необходимо оказание неотложной помощи с введением адреналина, глюкокортикостероидов, антигистаминных средств, поддержанием функции кровообращения и дыхания. Полная отмена инсулинотерапии в этих ситуациях нецелесообразна, возможно временное снижение количества вводимого инсулина в 3-4 раза и постепенное увеличение дозы до средней терапевтической в течение 2-3 дней.

В случае если инсулинотерапия была прекращена на 2-3 дня и более, необходима проверка чувствительности к конкретному препарату путем проведения кожных проб и определения вида инсулина, в наименьшей степени вызывающего аллергические реакции. После этого необходимо проведение десенсибилизации (АСИТ) с введением минимальной первой дозы инсулина и постепенным повышением дозировок. Такой лечебный подход возможет только в условиях специализированного эндокринологического или аллергологического стационара.

Иногда при неэффективности десенсибилизации, необходимости проведения инсулинотерапии и наличии признаков анафилаксии выполняется введение очищенного человеческого инсулина вместе с глюкокортикостероидными гормонами (гидрокортизоном) в одном шприце небольшими дозами внутримышечно.

www.krasotaimedicina.ru

Аллергические реакции на инсулин встречались чрезвычайно часто в прошлые годы при применении животных плохо очищенных инсулинов. По мере улучшения способов очистки и производства свиного инсулина частота этих реакций стала заметно уменьшаться. В последние годы они наблюдаются достаточно редко благодаря переходу на высококачественные человеческие инсулины. При этом наиболее частой причиной аллергии являются вещества, замедляющие всасывание и пролонгирующие действие инсулина — протамин, цинк и т.д., так что наиболее часто в настоящее время встречается аллергия к пролонгированным препаратам инсулина. Однако в отдельных случаях аллер­гические реакции появляются на простой (человеческий) инсулин, что являет­ся, вероятно, отражением общей аллергизации организма. Аллергия к инсули­ну нередко сочетается с локальными липоатрофиями. Она чаще наблюдается у людей, склонных к развитию аллергических реакций на другие лекарствен­ные препараты, например, антибиотики. Симптомы инсулиновой аллергии появляются обычно не менее чем через 7 дней от начала лечения инсулином. Наиболее часто они регистрируются через 6 мес. от начала инсулинотерапии, особенно у пациентов, получавших инсулин по тем или иным причинам не­постоянно. У детей это может быть связано с ремиссией заболевания либо при отказе родителей от инсулина в надежде «вылечить диабет средствами нетра­диционной медицины». Повторное введение инсулинового антигена в сенси­билизированный организм может вызвать реакцию гиперчувствительности к инсулину вплоть до генерализованной аллергии.

Различают местные аллергические реакции на инсулин и общую генерали­зованную аллергию.

Местная аллергическая реакция проявляется в виде отечности кожи, гипи- ремии, уплотнения, зуда, иногда боли в месте инъекции инсулина.

По своим проявлениям выделяют три типа кожной аллергической реакции на инсулин: реакция немедленного типа, реакция замедленного типа и местная анафилактическая реакция (феномен Артюса).

Местная аллергическая реакция немедленного типа встречается наиболее часто и появляется непосредственно после введения инсулина в виде жжения, непреодолимого зуда, покраснения, припухлости и уплотнения кожи. Эти симптомы нарастают в последующие 6 часов и сохраняются в течение нес­кольких суток. Иногда местная аллергия может появляться в более мягкой форме в виде маленьких подкожных узелков, не видимых на глаз, но опреде­ляемых при пальпации. Основу реакции составляет неспецифичное серозно­экссудативное воспаление, развитие которого опосредовано гумаральным им­мунитетом — иммуноглобулинами класса 1дЕ и 1§С.

Местная реакция замедленного типа наблюдается значительно реже. Она проявляется теми же симптомами, что и реакция немедленного типа, но через 6-12 часов, достигает максимума через 24-48 часов и длительно сохраняется в виде плотного инфильтрата. Это высокоспецифичная к вводимому антигену реакция гиперчувствительности с активацией клеточного иммунитета. Кле­точную основу инфильтрата состаляют лимфоциты, моноциты и макрофаги.

Феномен Артюса наблюдается чрезвычайно редко и представляет собой гиперэргическую реакцию промежуточного типа, в основе которой лежит экс­судативно-геморрагическое воспаление. Клинически оно проявляется через 1­8 часов после инъекции отеком, уплотнением и резкой гипиремией кожи, ко­торая постепенно приобретает багрово-черную окраску. Через несколько ча­сов может начаться обратное развитие процесса либо прогрессирование его вплоть до некроза пораженного участка кожи с последующим рубцеванием. Развивается в большинстве случаев при внутрикожном попадании инсулина.

Эти реакции имели более 50% больных, получавших плохо очищенные ин- сулины, и менее 2% больных, получающих современные высококачественные инсулины.

Местные аллергические реакции на инсулин могут сопровождаться ухудше­нием показателей углеводного обмена и увеличением потребности в инсулине.

По многочисленным наблюдениям, через 1-3 мес. аллергические реакции на инсулин в большинстве случаев спонтанно исчезают. Тем не менее, при их по­явлении необходимо попытаться подобрать инсулин лучшего качества, к кото­рому отсутствует аллергия. При подборе препарата может использоваться внут- рикожная проба на гиперчувствительность с различными инсулинами. В случае аллергии на пролонгированный инсулин целесообразна замена его на инсулин с другими пролонгирующими соединениями. В этой ситуации также возможен временный перевод на дробное введение инсулина только короткого действия.

Определенные сложности возникают при появлении аллергии на челове­ческие инсулины короткого действия, особенно полученные генно-инже­нерным способом, поскольку лучшей альтернативы им не было. Подобное наблюдение имелось в нашей практике, когда у 9-летней пациентки, стра­давшей диабетом в течение 3 лет, появилась аллергия по типу реакции не­медленного типа на актрапид. Поначалу непостоянные аллергические реак­ции стали появляться практически на каждую инъекцию. Это сопровожда­лось декомпенсацией углеводного обмена и увеличением суточной дозы ин­сулина с 30 до 42 ед. При попытке перевода больной на Хумулин Р наблюда­лось усиление аллергии. Назначение антигистаминных препаратов давало лишь временный эффект. Удачной оказалась попытка перевода девочки на аналог человеческого инсулина Хумалог, который она получает уже на про­тяжении двух лет без рецидива аллергии к инсулиновым препаратам. У больной снизилась потребность в инсулине до исходной, стабилизирова­лось течение диабета. Это наблюдение подтверждает заключение, что в ка­честве антигена может выступать сама молекула инсулина. При этом анало­ги человеческого инсулина могут использоваться при подборе препарата, не вызывающего аллергии.

В ряде случаев при местных аллергических реакциях помогает назначение антигистаминных препаратов, а также местное применение глюкокортикоид- ных препаратов. Нельзя вводить антигистаминные препараты в одном шпри­це с инсулином из-за их несовместимости. Местные инъекции глюкокортико- идов в малых дозах вместе с инсулином у небольшой части больных дают по­ложительный противоаллергический эффект.

Генерализованная аллергическая реакция на инсулин встречается менее чем у 0,05% госпитализированных больных и почти не наблюдается в детс­ком возрасте. Клиническая картина в зависимости от тяжести может быть представлена разнообразной симптоматикой, начиная с аллергической кожной сыпи, резкой слабости, лихорадки, сердцебиения и кончая сосудис­тым отеком и бронхоспазмом. Острый анафилактический шок с респира­торным и сосудистым коллапсом может наблюдаться как крайняя степень генерализованной аллергии. В отдельных случаях клиническая картина сходна с проявлениями сывороточной болезни: артралгии, миалгии, лихо­радка, головная боль, гастроинтестинальные симптомы. При этом могут наблюдаться аутоиммунная тромбоцитопеническая пурпура, а также гемо­литическая анемия.

При возникновении генерализованной аллергической реакции необходи­мо установление антигена, которым может быть не обязательно инсулин. Внимательно собранный анамнез, временной анализ употребления других лекарственных препаратов поможет выбрать правильное направление поис­ка. При необходимости может быть проведена внтурикожная проба с инсули­ном. При этом пациентам вводится очищенный бычий, свиной и человечес­кий инсулина, в начальной дозе 0,001 ед. в 0,02 мл изотонического раствора хлористого натрия, при отсутствии местной реакции — 0,1 ед, затем 1 ед. При отсутствии ответа может быть сделан вывод, что другой аллерген, но не инсу­лин, вызвал симптоматику.

Лечение генерализованной реакции зависит от степени ее выраженности. В легких случаях (сыпь на коже без ухудшения общего состояния) — срочная за­мена инсулина на более очищенный, по возможности, человеческий инсулин. В более тяжелых случаях необходима срочная госпитализация для проведения десенсибилизирующей терапии.

Десенсибилизация проводится либо специально приготовленными для этой цели наборами, либо готовящимися самостоятельно растворами сви­ного или человеческого инсулина так, чтобы первая доза составляла 0,001 ед в 0,1 мл изотонического раствора хлористого натрия, затем, с 30-минут­ным интервалом — 0,002-0,004-0,01-0,02-0,04-0,1-0,2-0,4-1-2 и 8 ед. Первые две дозы вводятся внутрикожно, остальные — подкожно. Если появляется локальная аллергическая реакция, необходимо вернуться на 2 разведения назад, а затем продолжать в том же порядке. Если у пациента имеется ре­акция на первую инъекцию, нужно начинать десенсибилизацию с разведе­ния 0,0001 ед. Эта процедура дает результат у 94% больных. Во время де­сенсибилизации нельзя вводить глюкокортикоидные или антигистамин- ные препараты, так как они могут маскировать местную аллергическую реакцию. Однако эти средства и адреналин в готовом для употребления виде должны находиться рядом на случай развития анафилактических ре­акций.

Механизм десенсибилизации не совсем ясен. Предполагается, что происхо­дит истощение медиаторов гиперчувствительности для большинства клеток и базофилов. На протяжении процесса десенсибилизации падает уровень цир­кулирующих инсулинспецифических 1§С.

После десенсибилизации пациент переводится на постоянные инъекции инсулина. Важно не допускать пропуска в их введении, чтобы не вызвать ре­цидива аллергии и необходимости проведения повторной десенсибилизации. Пациентов, у которых десенсибилизация невозможна либо не дала желаемого эффекта, лечат пероральными антигистаминными или глюкокортикоидными препаратами, либо теми и другими в комбинации.

bib.social

Аллергические реакции на инсулин могут быть местными и общими. Они развиваются как на сам инсулин, так и на примеси, находящиеся в препарате, в том числе пролонгаторы, консерванты, стабилизаторы. К развитию аллергических реакций более предрасположены лица молодого возраста, женщины. Они редко возникают у лиц старше 60 лет. Аллергические реакции обычно развиваются в первые 1—4 нед лечения инсулином, реже сразу после начала инсулинотерапии. При возникновении системной реакции (крапивница или отек Квинке) в месте введения препарата обычно наблюдаются признаки воспаления.

Известны 2 формы аллергии к инсулину:

немедленная, при которой через 15—30 мин после его введения на месте инъекции появляются бледно-розовая эритема, крапивница или более выраженные изменения кожи;

замедленная, развивающаяся через 24—30 ч после инъекции и характеризующаяся появлением инфильтратов на месте инъекции.

Клинически выделяют 3 варианта аллергии к инсулину немедленного типа: 1) местную — аллергическая реакция с воспалительными изменениями только в месте введения препарата; 2) системную — аллергическая реакция вне места инъекции; 3) сочетание местной и системной реакций.

Кожные проявления аллергии к инсулину наблюдаются у 8—10% больных, генерализованная крапивница возникает в ОД—0,4% случаев, анафилактический шок встречается очень редко. Генерализованная реакция проявляется слабостью, повышением температуры тела, крапивницей, зудом, болью в суставах, диспепсическими нарушениями, ангионевротическим отеком. Описаны редкие случаи необычных аллергических реакций, характеризующихся медленным, постепенным развитием, лихорадочным состоянием с возникновением отека легких, исчезающего после отмены инсулина. Редко также встречаются аллергические реакции по типу феномена Артюса с асептическим некрозом подкожной основы в месте инъекции.

Если развивается аллергическая реакция на какой-либо препарат, его нужно отменить. Сложность проблемы заключается в том, что жизненно необходимую заместительную терапию инсулином отменить нельзя. Первое, что следует сделать при аллергии на инсулин — это перевести больного на наименее иммуногенный препарат. Это человеческий инсулин простого действия с нейтральным рН. У ряда больных это оказывается достаточным, чтобы решить проблему аллергии, особенно у больных с аллергией к говяжьему или кислому инсулину, примесям инсулина. Параллельно назначают антигистаминные препараты: димедрол, диазолин, тавегил, дипразин, 10% раствор кальция хлорида и т.п. Для ускорения рассасывания кожных уплотнений при отсутствии других проявлений рекомендуют электрофорез кальция хлорида на пораженные участки.

Для лечения больных с аллергией на инсулин используют метод гипосенсибилизации малыми дозами препарата. При этом инсулин попадает в организм в дозе, недостаточной для проявления аллергической реакции. Такие малые, с постепенным возрастанием дозы инсулина вызывают формирование иммунологической толерантности, в том числе и активируют регуляторные клетки иммунной системы, подавляющие антителообразование. Инсулин разводят изотоническим раствором натрия хлорида так, чтобы 0,1 мл раствора его содержал 0,001 ЕД. Для этого 4 ЕД разбавляют в 40 мл изотонического раствора натрия хлорида или воды для инъекций; 1 мл полученного раствора разводят в 9 мл изотонического раствора натрия хлорида или воды. Начинают вводить с 0,1 мл внутрикожно в область предплечья. Через каждые 30 мин введение повторяют, удваивая концентрацию — 0,002, затем 0,004 и 0,008 ЕД. На 2-й день вводят 0,01, 0,02, 0,04 и 0,08 ЕД, на 3-й и 4-й день — 0,25, 0,5, 1 и 2 ЕД. При сохранении аллергических проявлений на 2-й день дозу не увеличивают, повторно вводят инсулин в прежней дозировке.

Для сорбции антиинсулиновых антител используют кипяченый инсулин. Перед использованием флакон инсулина кипятят на водяной бане в течение 5 мин. При выраженной реакции можно начинать введение инсулина с малых доз, как описано выше. Такой инсулин не будет проявлять своего гормонального действия. Он будет медленно всасываться, и в месте введения создастся депо инсулина для привлечения и сорбции антител. В дальнейшем кипяченый инсулин постепенно заменяют обычным. Одновременно проводят десенсибилизирующую терапию. Сорбцию антител к инсулину можно проводить при помощи гемосорбции и плазмафереза. Особенно перспективным является специфический аффинный плазмаферез, который фиксирует и удаляет именно определенные антитела.

Для стимуляции Т-клеточных реакций в целях подавления антителообразования используют левамизол (декарис), который оказывает определенное модулирующее действие на иммунную систему. Схема лечения следующая: 1-й этап — десенсибилизирующая терапия инсулином в различных разведениях в течение 3—4 дней; 2-й этап — применение левамизола 3-дневными курсами по 150 мг на ночь с интервалом в 10 дней

www.bolshoyvopros.ru